Вступительные замечания Верховного комиссара ООН по правам человека Нави Пиллэй на пресс-конференции в ходе ее визита в Казахстан, Астана 12 июля 2012 г.

Добрый день,

Я благодарю вас за то, что вы собрались здесь.

Я прибыла в Казахстан менее 2 суток назад, после завершения визита в Кыргызстан, где находится наше региональное представительство. Это был мой первый визит в Центральную Азию, и я хотела бы поблагодарить правительство Казахстана за приглашение и за длительное сотрудничество с моим Управлением.

За последние два дня у меня состоялись встречи с премьер-министром Каримом Масимовым, министрами иностранных и внутренних дел, министром юстиции, председателем Конституционного Совета, Генеральным прокурором и Омбудсменом, а также с несколькими высокопоставленными государственными лицами. Я также встретилась с некоторыми наиболее выдающимися правозащитниками Казахстана и с представителями организаций гражданского общества, которые играют очень важную роль в развитии прав человека в этой стране с того момента, как 16 декабря 1991 года Казахстан стал независимым государством.

Одной из моих главных обязанностей как Верховного комиссара ООН по правам человека является содействие странам – всем странам – в заполнении существующих пробелов в их национальных правозащитных системах путем применения ряда тщательно разработанных международных законов и стандартов в области прав человека в качестве отправной точки.

За 20 лет после обретения независимости Казахстан прошел долгий путь, особенно - в плане экономического роста и развития городов. Сейчас он стал крупным игроком на международной арене: бывший председатель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), действующий председатель Организации Исламского сотрудничества и кандидат на следующих выборах в состав 47-и членов Совета по правам человека в Женеве.

Я отметила, что Казахстан несет обязательства в рамках Международного билля о правах человека, поскольку ратифицировал два перекликающихся пакта, которые предусматривают целый ряд гражданских, культурных, экономических, политических и социальных прав. Он также ратифицировал большинство основных конвенций в области прав человека, и министр иностранных дел сообщил мне, что вскоре будет ратифицирована новая Конвенция о правах инвалидов, после того, как в национальное законодательство будут внесены различные изменения с целью приведения его в соответствие с положениями этой Конвенции.

То, что страна выступает кандидатом на членство в Совете по правам человека, неизбежно становится причиной повышенного внимания к положению в области прав человека в этой стране, равно как и любая будущая заявка на присоединение к таким органам, как Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). По этой причине, хотя не только по этой, я считаю свой визит своевременным.

Трагические события в Жанаозене, произошедшие в День независимости в декабре прошлого года, когда полиция открыла огонь по толпе в центре города, убив около 15 человек и ранив десятки, а также другой инцидент, произошедший на близлежащем железнодорожном вокзале на следующий день, стали настоящим потрясением для страны и всего мира.

Известные на данный момент факты говорят о чрезмерном применении силы и превышении служебных полномочий, а также о том, что причинами такой ситуации стала коррупция среди местных властей. В начале июня 34 из 37 бастующих сотрудников нефтяных компаний и их сторонников были обвинены в совершении различных преступлений, а 13 из них, в том числе мать четверых детей, были приговорены к тюремному заключению сроками от трех до семи лет. Остальные получили условное наказание либо были амнистированы.

В результате других судебных разбирательств четыре демонстранта были заключены в тюрьму в связи с событиями на вокзале Шетпе; пять сотрудников полиции были приговорены к тюремному заключению сроками от пяти до семи лет за чрезмерное применение силы и превышение должностных полномочий; а глава изолятора временного содержания был заключен в тюрьму за то, что не обеспечил оказание медицинской помощи задержанному, который впоследствии умер предположительно в результате избиения, находясь под стражей.

Несмотря на это, точная картина того, что произошло в Жанаозене, как во время самих трагических событий, так и после них, неизвестна. Несколько неправительственных организаций и журналистов смогли эффективно работать в этом городе сразу после событий, частично по причине его удаленного местоположения на западе Казахстана, но, главным образом, по причине введения жестких мер безопасности после беспорядков 16-17 декабря.

Утверждения о применении пыток и насильственном получении признаний, очевидно, не были должным образом расследованы; и справедливость судебных процессов, а также порядок проведения разбирательств находятся под большим вопросом. Неясно, кто дал сотрудникам полиции разрешение на то, чтобы открыть огонь, а также неизвестно зачем это было сделано. Существует также серьезная обеспокоенность по поводу того, что полиция не достаточно обучена применению нелетальных методов контроля над толпой.

Я одобряю тот факт, что правительство выделило существенные финансовые компенсации родственникам пострадавших, поскольку выплата материальной помощи очень важна. Я также рада была узнать от Министерства иностранных дел, что в такие города, как Жанаозен, теперь поставляется оружие несмертельного действия для поддержания порядка, что сотрудники полиции проходят дополнительное обучение и что были изменены оперативные руководящие принципы.

Однако по-прежнему множество вопросов остается без ответов в отношении беспорядков, произошедших в декабре прошлого года, включая разнящиеся свидетельства очевидцев о том, как разворачивались события, а главное – было ли оправдано применение огнестрельного оружия в отношении участников забастовки, иными словами, было ли такое применение необходимым и пропорциональным. Кроме того, неясно, сколько проблем признано правительством систематическими, а не присущими исключительно Жанаозену.

Я полагаю, что репутации Казахстана крайне вредит подобная неопределенность в отношении событий, которые привели к гибели стольких людей. Вследствие этого я рекомендовала правительству единственный способ раз и навсегда получить достоверные ответы на эти вопросы, а также подвести черту под этими трагическими событиями – дать разрешение на независимое международное расследование самих событий, их причин и последствий.

Если надлежащим образом расследовать события в Жанаозене и извлечь из них уроки, они могут стать переломным моментом для Казахстана. В микрокосме они содержат ряд проблем в области прав человека и опасных пробелов в законодательстве страны и институтах, обеспечивающих верховенство права.

К ним относятся заявления о том, что пытки по-прежнему применяются в Казахстане, даже после ратификации Конвенции против пыток. В такой ситуации необходимо срочно создать эффективный «национальный превентивный механизм» - независимый орган, который уполномочен проводить проверки во всех местах содержания под стражей. Другой необходимой составляющей в борьбе с применением пыток является прекращение практики, общей для всех отделений полиции, когда людей не регистрируют в ходе первых часов задержания, то есть в период, когда к ним вероятней всего могут применяться пытки.

Такие основные права человека, как свобода выражения мнения и мирных собраний, лежат в основе событий в Жанаозене, и я слышала множество жалоб о том, что пространство для выражения публичной критики - неотъемлемой части демократического процесса - уменьшается, а не расширяется. СМИ лишь частично освещают проблематичные события, такие как в Жанаозене, что является подавляющей формой самоцензуры, вызванной законодательством и практиками наподобие нынешнего чрезмерно сурового закона о клевете. Я считаю, что необходимо принять новый закон или внести изменения в существующий закон о СМИ, согласно которому клевета не будет относиться к уголовным преступлениям.

Свобода мирных собраний сильно ограничена в Казахстане, поскольку организаторы несут ответственность (предполагающую серьезное наказание в случае несоблюдения) за безопасность, которую они не могут обеспечить и за которую должна быть ответственна полиция. Таким законодательным положением можно легко злоупотребить, так как оппоненты демонстрантов могут умышленно спровоцировать беспорядки, чтобы это положение вступило в действие. Группы людей, желающих провести публичные протесты, также должны соблюдать ряд чрезмерно сложных требований и ограничений, которыми легко злоупотребить, что серьезно подрывает право на свободу мирных собраний. Я считаю, что закон о свободе мирных собраний, принятый в 1995 году, должен быть заменен новым, соответствующим международным стандартам.

Заявления о том, что расследования событий в Жанаозене содержат ошибки или являются неполными, и что за ними не последовали надлежащие процедуры и не соблюдались гарантии справедливого судебного разбирательства, также говорят о более широкой проблеме правоохранительных органов и судебной системы, которые нуждаются в существенных реформах. Критики также указывают на противоречия и пробелы в нынешнем Уголовном кодексе, а также на отсутствие прозрачности в составлении нового кодекса (по этой причине организации гражданского общества идут на необычные меры – составляют собственный альтернативный кодекс, который впоследствии они сравнят с кодексом, принятым государством, когда его содержание, наконец, будет раскрыто).

Предполагаемые истинные причины бунта – большое неравенство в распределении богатства и неудовлетворенность трудовым законодательством – отражают ряд существенных социальных и экономических проблем на национальном уровне. К ним относится большое различие в объеме ресурсов, доступных таким городам, как Астана и Алма-Ата по сравнению с удаленными провинциальными городами и сельскими районами.

К другим проблемам, о которых я слышала в ходе своего визита, относится высокий показатель самоубийств в стране, особенно среди подростков, а также домашнее насилие.

Новый закон о религии вызывает опасения, касающиеся того, что основное право многих людей на исповедание выбранной религии может быть ограничено в результате обязательной перерегистрации всех религиозных групп в соответствии с неоправданно строгими критериями, установленными неподотчетным и неопределенным «экспертным» органом.

Я твердо верю, что полное соблюдение прав человека и верховенство права, как предусмотрено в тщательно исследованных и обговоренных международных законах и стандартах, необходимы для стабильного и благополучного долгосрочного развития  любого государства.
Казахстан достиг огромного прогресса в сфере экономики с момента приобретения независимости, что прекрасно продемонстрировано в замечательной столице этой страны - Астане.

Однако я считаю, что события в декабре 2011 года в Жанаозене должны служить предупреждением: резкий экономический рост и быстрое развитие городов сами по себе не достаточны. Финансовое процветание части населения не должно достигаться в ущерб целому спектру гражданских, культурных, экономических, политических и социальных прав населения в целом. Подобную ошибку уже совершили в Тунисе, где под положительными экономическими показателями скрывалось отчаяние населения этой страны, лишенного множества основных прав человека.

Я попросила премьер-министра передать президенту мою твердую веру в то, что продвижение и защита прав человека должны стать приоритетной задачей для Казахстана, выполнение которой только усилит мир и стабильность, а также экономическое и социальное развитие.

Всеохватывающий национальный план действий в области прав человека, который задействует основные министерства, государственные институты и организации гражданского общества, а также учтет все рекомендации международной системы прав человека – в особенности те, которые касаются недостатков институтов, обеспечивающих верховенство права, - будет наилучшим началом процесса тщательно спланированного и координируемого реформирования. Он, без сомнения, привлечет поддержку международного сообщества и всей системы ООН, в том числе моего Управления.

Я полностью признаю, что повсеместное достижение высоких стандартов в области прав человека в такой большой стране, как Казахстан, лишь через 20 лет после того, как государство стало независимым, - непростая задача. Но это страна, обладающая впечатляющими трудовыми и минеральными ресурсами, которая уже достигла огромных успехов с точки зрения развития. Я верю, что она может успешно решить свои задачи в области прав человека, если захочет этого, и в процессе станет хорошим примером для других стран, не только в Центральной Азии, но и в других регионах мира.

КОНЕЦ

ООН Права человека, веб-страница по Казахстану  - http://www.ohchr.org/RU/Countries/ENACARegion/Pages/KZIndex.aspx

Для полцчения более подробной информации и с вопросами от СМИ, пожалуйста, обращайтесь:

В Астане (Казахстан) – Ассель Тлеоф: + 7 701 21 00 500 / assel.tleof@undp.org; или Лейла Дуйсекова: +7 701 711 16 87 / leila.duisekova@undp.org

В миссии с Нави Пиллэй (только на английском) – Руперт Колвиль: +41 79 506 1088 / rcolville@ohchr.org

В Женеве – Равина Шамдасани: +41 22 917 9310 / rshamdasani@ohchr.org

ООН Права человека, присоединяйтесь к нам в социальных СМИ:

Facebook: https://www.facebook.com/unitednationshumanrights

Twitter: http://twitter.com/UNrightswire

Google+ gplus.to/unitednationshumanrights

YouTube: http://www.youtube.com/UNOHCHR